Летняя школа в Черногории

9 декабря 2018

Это история про суперлюдей, которые где-то в горах под палящим солнцем десять дней дизайнили буквы, рисовали карты, создавали плакаты и придумывали этикетки для вина. А ещё потели, купались, ели мясо три раза в день и запивали домашним вином из пятилитровой бутыли.  

Поехали!

В этом году школу развернули на горе в доме художника недалеко от Сутоморе.

Хозяин дома Ратко встретил нас как родных. Познакомил с курами, утками, сорвал с куста и вручил приветственную гроздь винограда.

Наши преподаватели Николай Шток с Натальей, Сергей Иванович Серов и Катерина Терехова жили с нами в одном доме, такой вот пионерлагерь.

Каждый вечер собирались все вместе на мясной ужин за длинным столом, регулярно поднимали тосты и иногда пели песни. Съели четыре торта, отметив два дня рождения. Поздравляли Аню

и Ратко.

Днем получали задания и разбредались по дому, двору и окрестностям. Спрятаться от горного солнца было негде. Мазались всеми средствами с SPF 50 и плескались в бассейне каждые полтора часа, а вечером выезжали на море. Это и есть основные способы выживания в горах. 

Когда на обед не было времени и сил, кормились с деревьев и кустов.

Что там с учебой. Первое задание, по традиции, портретное. Рисуем не глядя соседа сначала левой рукой, а потом правой. По ходу знакомимся и ржем. Я рисовала Видана, а он — меня.

Первые пару дней у нас был плюс один преподаватель — Юрий Гулитов с плакатным заданием. Отправил искать природный материал, раздал огромные листы, тушь и сербские слова.

Первый слой черно-белый. Потом добавляем цвет, детали и несем на просмотр.

Второе задание посложнее: надо придумать этикетку для домашнего вина Ратко, которое так и назвали «Ratko Vino». Каждый день пили за ужином это вкусненькое легкое красное.

Ну и смотрели вот такие закаты.

Вокруг нас вечно кружилась маленькая и невозможно очаровательная собачка Бэлла.

Наступала лапами в тушь, носилась по плакатам, воровала нижнее белье из комнат девочек и отчаянно грызла ноги и руки студентов и преподавателей.

А потом Бэлла убежала и не вернулась. Ребята вместе с Ратко искали по всей округе. На фейсбуке написали, что видели нашу песю в ресторане в городе. А потом в другом ресторане. Похоже, Бэлла сбежала потусить.

У нас новый учебный челлендж: рисуем кириллический алфавит. Порядок действий такой: сначала двадцать три человека придумывают букву “А”, потом букву “Б”, ну и так далее. Получается миллион миллионов вариантов каждой буквы. Потом Сергей Иванович жестко отбирает неликвид. Если остаток тоже не огонь, накидываем еще миллион миллионов вариантов. Снова отбор самых самых, и вот у нас получился целый алфавит, где у каждой буквы (или даже двух) есть свой автор. Теперь переносим буквы на большой формат. Моя буква “В” — каллиграфическая. И я фиг знает, как нарисовать точно такую же, только большую.

Стащила у Ратко здоровенную малярную кисть, взяла банку туши и пачку листов. Махала-махала — фигня получается. Николай Валерьевич говорит: “Слишком манерно, надо порезче”. Но опять мякотка выходит.

Тут  Мила такая говорит:

— Ну ты попробуй ногой. Прям левой.

— А что, так можно? Ну лан.

Беру в левую ногу кисть, хватаюсь за Милу, чтоб не упасть, вжух-вжух, и все получилось!

Делаем с Милой второй дубль, чтоб наверняка, и просто поржать с ребятами.

Фото Сергея Ивановича Серова.

Мила тоже долго мучилась со своей “К”. И вот, встречайте, шрифт Изабелла.

В общем, алфавит вышел офигенский, покажу целиком в конце. А сейчас — закатик.

На следующий день пленэрим с Колей Штоком (мое самое любимое). Заняли видовые точки, берем тушь, инструменты размера XXL, включаем экспрессивный режим и рисуем горы.

Николай Валерьевич посоветовал порисовать под музыку типа рок, ну или Massive Attack. Врубаем последнее и переходим на цветную темперу.

День отдыха, ура! Всем составом выдвигаемся к Скадарскому озеру, загрузились в лодку и долго-долго плывем к островам.

На лодке кормили пончиками, сыром и вином, а мимо проплывали горы

камни

и крепости.

Швартуемся у острова монахинь. Нас неохотно встречает какой-то бородатый монах и просит убраться, откуда приплыли. Похоже, это не тот остров, ну что ж, пошли искать тот.

Проплыли еще немного и попали на правильный супер красивый остров с добрыми монахинями и вот такими видами.

Вон там наш корабль выглядывает.

Напоследок купаемся в озере и плывем обратно домой.

По дороге расчехлили акварельку, маленькие бумажки и быстро порисовали друг друга, горы, небо и воду.

Дома снова переходим на крупноформат. Берем наши черно-белые пейзажи и добавляем цветной слой. А потом и третий акцентный.

Вечером после ужина обещают лекцию. Но кое-кто задумал побег. Юля, Видан, Милица, Илья, Маша и я потихоньку ускользнули и угнали на такси в соседний город Бар.

Вы только посмотрите, какая тут архитектура. Это же мой любимый курортный брутализм.

В Баре посидели в баре и не нашли ни одного клуба. Зато нашли супермаркет. Закупились вином, чипсами, едой богов под названием Smoki и отправились на пляж. За нами увязалась местная песя. Сидим, смотрим на небо, черное море и горы в огоньках, слушаем Alt J.

Ну что, пора купаться. Взялись за руки и с криками и воплями побежали в море. Собака почему-то тоже побежала вместе с нами.

Учеба подходит к концу. Допиливаем работы, сортируем и готовимся к итоговой гала-выставке в Будве. Вывешиваться будем в Dukley Gallery Марата Гельмана.

Напоследок едем на море. Загрузились в фургончик, слиплись, как переваренные макарошки в кастрюле, и в три захода помчались в Чан.

Пока подъезжали к пляжу, приметила белые домики на фоне гор. Запомнила место, быстро сплавала с Милой, схватила камеру, проглотила мороженое, чтоб не помереть от жары, и пошла искать свои брильянтики.

Надо было по-быстрому все разведать и наснимать побольше кадров, а то когда я еще сюда попаду. У меня всего пара часов, фотографировала наспех. Так что получились фото и против света, и с солнцем, и с засветами, сорян.

Ближе всего к пляжу стоит санаторий с бетонными парусами Бисерна Обала (то есть Жемчужина Морей).

 

Рядом пристроились низенькие пищеблоки и какие-то рекреации.

Покрутилась вокруг, заглянула во внутренний двор. Архитектор и тут не забыл сделать все по красоте.

Рядом с Жемчужиной поставили санаторий покрупнее — Бакар, с вытянутыми дырочками на фасаде, обгрызенными торцами 

и облезлыми, но такими вкусненькими деталями во дворе.

Показалось, что из машины я видела ещё один санаторий, но вокруг похожих не было. Может, он стоял где-то на горе? Ладно, возвращаюсь к Миле, сделаем еще один заплыв.

Отплываем от берега, и тут я вижу этот самый огромный третий санаторий. Как так? Почему его видно с воды, но не найти на суше? Гребу обратно к берегу. Мила дала мне сорок минут, чтобы успела вернуться: надо же еще плескавицы поесть.

Достаю из-под лежака камеру, напяливаю панаму и бегом искать третий санаторий. Оказалось, здание действительно сидит на горе, поэтому его и не видно на уровне глаз.

Срезала путь через теннисное поле Бакара, пробралась через частный сектор, зашла за шлагбаум и вот он! Отель Ниша.

Санаторий оказался заброшен. Ну хоть фасады поснимаю.

Можно даже на террасы подняться. Я не любитель лазать по заброшкам одна, а то попыталась бы снять интерьеры. Там еще все внутренности свежие, разобрать не успели.

Жаль, но со стороны улицы видна только площадь и входная группа. А большой корпус, который я видела из машины и с моря, неприступный. Эта бетонная полосатая масса уходит в гору. Попыталась обойти санаторий вокруг, но там реально просто гора. Разворачиваюсь и бегу к Миле есть мясо и домой.

Вечером после ужина устраиваем домашнее файер-шоу.

Режиссер — Николай Шток.

Действующие лица — Мила, Видан, Денис и Илья.

Световик — Ратко.

Камера — Николай Шток

Камера бэкстэйдж — я.

Техника безопасности — Оля и Милица.

Николай раздобыл длинные палки, тряпки и бензин. Смастерили факелы, тестируем, проводим инструктаж.

Вроде все готово к финальному поджогу. Ратко вырубил свет во всем доме и дворе. Коля занял точку съемки. Ребята макнули палки в бензин, подожгли и по команде нарисовали в воздухе слово RAR. Это наша резиденция Ratko Art Residence.

Сделали еще пару дублей.

Потом куски горящей ткани начали отваливаться от палок и падать в кусты.

Ребята среагировали быстро и кусты потушили. Следующий кусок упал на пол рядом с ребятами, но тушить уже было не чем.

Пока Оля бегала за водой, Илья увидел какую-то емкость с жидкостью и плеснул на огонь. Жидкостью оказался бензин. Загорелось всё к чертям. Оля принялась тушить огонь лопатой, но та тоже загорелась.

Наконец принесли воду и все залили, фух. Видан закурил сигарету и сказал: “Все нормальные люди тушат пожар водой, а русские — бензином”.

Перформанс получился! Николай заснял самый огонь.

Фото Николая Штока.

Тут же в эпичных декорациях вручили дипломы за отвагу Миле и Саше — они уезжают на день раньше.

Этой ночью доделываем проекты.

На следующий день загружаем все работы и себя в машины и перемещаемся в Будву.

Под выставку нам выделили пространство с высокими потолками, колоннами и полуотделкой. Разбиваемся на двухчасовые смены. Одна смена на монтаже,

остальные отдыхают на местном пляже, едят мороженое и смотрят по сторонам.

Покрываем стены красотой.

Сергей Иванович с Катериной на фоне нашего роскошного алфавита.

А это наша коллекция этикеток для вина Ратко.

А это — супер веселые, а главное юзабельные карты местности. Рисовали группами, а руководила нами Катерина Терехова. 

Внутренних стен нам не хватило, вываливаемся на балкон с именными плакатами.

Все готово! Открываем двери для гостей, разливаем фирменное красное от Ратко и празднуем. Выставка вышла офигенская. Смотрю на всю эту мощь и страшно горжусь.

Наши дорогие, да чего уж там, родные преподаватели вручили сертификаты.   

Фотографируемся такие красивые

и немножко уставшие.

Вечером в резиденции закатили прощальный ужин. Сергей Иванович каждые полминуты спрашивал: “У всех налито?”, после чего кто-то говорил душевный тост. И снова: “У всех налито?”, опять тост, и так пару десятков раз.

После ужина Сергей Иванович объявил прощальный заплыв в бассейне. А Юля добавила: “В одежде!” Так мы и нырнули в свитерах и штанах.

На следующее утро немного грустные суперлюди сложили свои кисти и маркеры в чемоданчики, пообнимались и разлетелись по домам. Я пообещала себе и горам вернуться.

Комментарии запрещены.